search catalogue
catalogue

Test_Vera

 

Language Negidal
Depositor Brigitte Pakendorf, Natalia Aralova
Affiliation CNRS
Location Russian Federation
Deposit ID 0456
Grant ID MDP0346
Funding Body ELDP
Collection Status Collection online

 

Blog Post

XXX

 

Podcast

XXX

 

Showreel

 

Summary of the deposit

This project focuses on the documentation of Negidal, a highly moribund Northern Tungusic language nowadays spoken by only a handful of individuals on the Amgun’ river in the Russian Federation. The language comprises two dialects, Upper and Lower Negidal, of which the latter, which used to be spoken on the Lower Amgun’ and Lower Amur, is already extinct (Pakendorf & Aralova 2018). The project will result in an extensive corpus of interlinearized texts from the Upper dialect together with accompanying audio recordings and some video recordings.
The project is being conducted in Lyon, France, at the research unit “Dynamique du Langage” (CNRS and Université de Lyon).

News from the project:

In December 2020 we published a book with “Negidal fairy tales, stories, and traditions” in Negidal with a parallel Russian translation, which contains some of the most interesting materials from the archive up to that point. The book is freely available here.
It is with great sadness that we announce the passing of Anna Nadeina on 6 April 2019 and, less than a year later, of her daughter Ljubov’ Oxlopkova on 14 February 2020. We express our condolences to their families.

Краткое описание проекта

Данный проект посвящен документации негидальского языка – исчезающего языка северной ветви тунгусо-маньчжурской семьи, которым владеют несколько человек, проживающих на реке Амгунь (Хабаровский край, Российская Федерация). Язык делится на два говора, низовской и верховской; при этом низовской говор, который был распространен в низовьях Амгуни и Амура, уже исчез (Pakendorf and Aralova 2018). Результатом проекта станет корпус размеченных текстов, содержащий аудио- и видеозаписи на верховском говоре
Проект проводится в лаборатории Dynamique du Langage (Динамика языка) при Национальном центре научных исследований и Лионском университете II, Франция.

Новости проекта:

в декабре 2020 г. мы выпустили книгу «Негидальские сказки, рассказы и обычаи» по-негидальски с параллельными переводом на русский, в которую включили наиболее интересные материалы из этого Архива на тот момент. Скачать книгу в PDF-формате можно здесь.
C глубоким прискорбием сообщаем, что 6 апреля 2019 года скончалась Анна Порфирьевна Надеина. Меньше чем через год, 14 февраля 2020 года скончалась ее дочь Любовь Ивановна Охлопкова. Выражаем соболезнования родным и близким.

 

Group represented

Upper Negidal is practically restricted to the village of Vladimirovka on the middle reaches of the Amgun’ river in the Polina Osipenko district of the Khabarovsk Region, Russia, although in recent years two speakers have moved from Vladimirovka to the district centre Polina Osipenko (17 km away). Vladimirovka has a population of about 260, the majority of whom are Evenks, followed by about 80 ethnic Negidals. In addition, a few Russians and people of other nationalities live in the village. The language of communication both within Vladimirovka and with the surrounding communities is Russian, which is spoken fluently by everyone.
At the start of the project, seven speakers of Upper Negidal of varying proficiency were left: A.P. Nadeina (*1916), her three daughters D.I. Nadeina (*1942), G.I. Kandakova (*1945) and L.I. Oxlopkova (*1948), as well as A.E. Truba (*1947), A.V. Kazarova (*1950), and G.I. Kljueva (*1955). However, A.P. Nadeina passed away in April 2019, and L.I. Oxlopkova passed away in February 2020. Of these remaining speakers, the members of the Nadeina family used Negidal in day-to-day interactions to varying degrees, especially with A.P. Nadeina, whereas the other speakers have far less opportunity to speak the language. The recordings uploaded to the deposit represent the speech of all of these last Upper Negidal speakers.
In addition, we have been able to add some heritage materials to the archive: D.I. Nadeina gave us old tape recordings of T.I. Nadeina (*1940), her older sister who passed away in 1999. These feature tales (often translated into Negidal from Russian by T.I. Nadeina) divided up into little lessons of Negidal that were broadcast on the regional radio. We have also been able to archive digitized tape recordings made in the 1990s by the linguist Nadezhda Bulatova as well as by the ethnographer Valentina Lebedeva. These comprise several tales told by A.P. Kazarov (*1921), who passed away in 2004.

Представленная группа

Верховской говор негидальского языка сохранился только в селе Владимировка в среднем течении р. Амгунь в Хабаровском крае, район имени Полины Осипенко (Россия); две носительницы в течение последних лет переехали из Владимировки в село имени Полины Осипенко – областной центр, расположенный на расстоянии 17 км от Владимировки. Во Владимировке проживают около 260 человек. Большинство жителей – эвенки; около 80 человек являются этническими негидальцами. Кроме того, в деревне живут несколько русских и представители иных национальностей. Языком повседневного общения во Владимировке и окружающих селах является русский, которым свободно владеют все жители.
В начале проекта, в 2016 г., в живых было семеро носителей верховского говора (отличающихся по степени владения языком): А. П. Надеина (род. 1916), трое ее дочерей – Д. И. Надеина (род. 1942), Г. И. Кандакова (род. 1945) и Л. И. Охлопкова (род. 1948), а также А. Е. Труба (род. 1947), А. В. Казарова (род. 1950) и Г. И. Клюева (род. 1955). Но в апреле 2019 г. скончалась А. П. Надеина, в феврале 2020 г. скончалась ее дочь Л. И. Охлопкова. Среди упомянутых семерых носителей только семья Надеиных в той или иной степени использовала негидальский в качестве языка повседневного общения, особенно в общении с А. П. Надеиной, в то время как остальные носители языка используют негидальский язык реже. Записи, загруженные в архив, представляют образцы речи всех оставшихся носителей верховского говора.
Кроме того, мы смогли дополнить наше собрание старыми записями с участием других носителей негидальского. Во-первых, Д. И. Надеина предоставила нам для работы магнитофонные записи речи Т. И. Надеиной (1941-1999). Эти сказки (часто переведенные Т. И. Надеиной на негидальский с русского) разделены на короткие фрагменты, которые передавались по местному радио в качестве уроков негидальского. Во-вторых, мы загрузили в архив оцифрованные записи, сделанные лингвистом Н. Я. Булатовой и этнографом В. В. Лебедевой. Эти материалы содержат несколько сказок, рассказанных А. П. Казаровым (1921-2004).

 

Language information

Negidal belongs to the Northern branch of the Tungusic language family, together with Even, Evenki, Solon, and Oroqen. Among these languages, its closest relative is Evenki (Cincius 1982), with which it shares many grammatical features as well as a considerable proportion of the lexicon. Intriguingly, traditionally Negidals led a semi-sedentary life based predominantly on fishing and hunting, while Evenks were fully nomadic reindeer breeders and hunters. This dominance of fishing and hunting in the lifestyle of the Negidals is shared with the other indigenous peoples of the Amur region, with whom the Negidals also share a common material and spiritual culture (Starcev 2014). Commonly, two dialects of Negidal are distinguished: Upper Negidal (Verkhovskoj) and Lower Negidal (Nizovskoj), which used to be spoken on the lower reaches of the Amgun’ and Amur rivers; this is now extinct (Pakendorf & Aralova 2018).

Информация о языке

Негидальский язык относится к северной ветви тунгусо-маньчжурской языковой семьи, наряду с эвенским, эвенкийским, солонским и орочонским языками. Наиболее близким его родственником следует считать эвенкийский язык (Cincius 1982), с которым негидальский обнаруживает множество общих грамматических черт, а также значительное количество совпадающей лексики. Интересно, что негидальцы вели скорее оседлый образ жизни, основанный на рыбалке и охоте, в то время как эвенки являлись кочевым народом оленеводов и охотников. Преимущество рыбалки и охоты было характерно для образа жизни не только негидальцев, но и других коренных народов Приамурья, материальная и духовная культура которых также имеет много общего с негидальской (Starcev 2014). Негидальский язык делится на два говора: верховской и низовской; последний использовался жителями сел, расположенных по нижнему течению Амгуни и Амура, к настоящему моменту его можно считать исчезнувшим (Pakendorf & Aralova 2018).

 

Special characteristics

The deposit primarily contains recordings of Upper Negidal made in 2005-2006 and 2007-2010 during two previous ELDP projects (grant Nrs ppg 0013 and mdp 0151) awarded to E. Kalinina, N. Sumbatova, S. Toldova, and V. Gusev. These materials comprise over 20 hours of audio recordings of texts of various genres as well as conversations featuring A.P. Nadeina and her daughters. This previously collected corpus has been supplemented by new recordings (audio as well as video) made by the current team beginning in February 2017. The new recordings focus particularly on genres missing in Kalinina’s collection and include all the known last speakers. In addition, as mentioned above, we have added several hours of digitized tape recordings made in the 1990s that feature two speakers who passed away in 1999 and 2004, respectively.

Специальные характеристики

Большинство записей, загруженных в этот архив, сделаны в рамках двух проектов ELDP, проводившихся в 2005–2006 и 2007–2010 гг. (гранты PPG0013 и MDP0151). Исполнителями проектов являлись Е. Ю. Калинина, Н. Р. Сумбатова, С. Ю. Толдова и В. Ю. Гусев. Эти материалы содержат более 20 часов аудиозаписи – это тексты различных жанров, в том числе бытовые разговоры с участием А. П. Надеиной и её дочерей. Собранный ранее корпус дополнен новыми аудио- и видеозаписями, сделанными участниками настоящей исследовательской группы начиная с февраля 2017 г. При записи новых текстов основной упор сделан на жанры, которые не были ранее представлены в собрании текстов Е. Ю. Калининой. Новые записи включают образцы речи всех известных нам последних носителей языка. Дополнительно, как мы упомянули выше, мы включили в архив несколько часов магнитофонных записей, сделанных в 1990-х гг. от двух носителей негидальского, которые скончались в 1999 и 2004 гг.

 

Deposit contents

The bulk of the archive comprises annotated audio- (and partly video-)recordings. A session bundle for speech data minimally consists of an audio recording, a metadata file, an ELAN file with the transcription, morpheme analysis, and Russian and English translations, as well as a PDF file in archivable format with the same data as the ELAN file in textual form. For the newly recorded data – where the transcription and further analysis were based on the audio file extracted from the video – the session bundle additionally includes the original audio file made with an audio recorder, as well as a video file (in .mp4 format). Where available, additional explanatory materials like photos and/or videos are archived in the corresponding sessions. Furthermore, we have archived audiorecordings made specifically for the study of Negidal phonetics and phonology.
In addition, we have deposited some photos of the speakers and photos and videos of salient cultural activities in separate session bundles; these contain only the visual material and a description in archivable pdf format.
Lastly, we have also deposited scans of Ol’ga Konstantinova’s field notebooks which were kindly made available to us by the Institute for Linguistic Studies, RAS, Saint Petersburg. The notebooks contain transcriptions (under dictation) of Negidal texts with Russian translations and were collected by Ol’ga Konstantinova in 1961 in a settlement called Dyl’ma that used to be located on the Lower Amur. These texts, which so far have not been annotated in any way, represent the only Lower Negidal materials in this archive.
NOTE: The archive is a work in progress, and as such both our transcription and our glosses change over time.
All the written consent forms for the archiving and usage of the data signed by the individual speakers are archived together as a separate bundle.

Содержание архива

Бóльшая часть архива представляет собой аннотированные аудио (и частично видео-) материалы. Каждый раздел архива состоит как минимум из аудиозаписи, файла с метаданными, файла ELAN с транскрипцией, поморфемным анализом и переводом на русский и английский языки, и файла PDF, содержащего ту же информацию, что и ELAN-файл, но в текстовой форме и в архивируемом формате. Для новых записей (которые транскрибировались и анализировались на основе аудиодорожки, извлеченной из видеофайла) раздел включает также оригинальный аудиофайл, записанный на диктофон параллельно с видеозаписью, и видеозапись (в формате .mp4). По возможности в соответствующие разделы добавлены поясняющие фотографии и/или видео. Кроме того, в архив были загружены аудиозаписи, сделанные специально для исследования фонетики и фонологии негидальского языка.
Помимо этого, мы загрузили (как отдельные разделы) несколько фотографий носителей языка, а также фотографии и видео типичных видов культурной деятельности. Эти разделы содержат только фото- и видеоматериалы и пояснения в архивируемом формате PDF.
Надо также упомянуть, что в архив загружены отсканированные полевые тетради О. А. Константиновой, которые были предоставлены нам Институтом Лингвистических Исследований, РАН, Санкт-Петербург. Эти тетради содержат затранскрибированные (под диктовку) негидальские тексты с переводом на русский, которые были записаны О. А. Константиновой в 1961 г. в селе Дыльма в нижнем течении Амура. Эти тексты, на настоящий момент никак не обработанные, представляют собой единственные материалы по низовскому говору негидальского в нашем архиве.
Примите во внимание, что архив находится в процессе создания, поэтому как транскрипция, так и глоссы могут поменяться со временем.
Письменное согласие носителей языка на архивирование и использование данных загружено в качестве отдельного ра

 

Deposit history

 

Acknowledgement and citation

Apart from being grateful to the Endangered Languages Documentation Programme for their financial and moral support of our work, we also want to thank the following individuals and institutions:
 Elena Kalinina, Nina Sumbatova, Valentin Gusev, and Svetlana Toldova for the Negidal materials that they recorded between 2005-2010. Without their hard work during the many weeks they spent in Vladimirovka, this documentation of Negidal would be incomparably smaller and less varied than it is now.
 Nadezhda Bulatova and Valentina Lebedeva for letting us include the recordings they had made in the 1990s of A.P. Kazarov. These are invaluable materials, since he was one of the last traditional storytellers and is also the only male voice in this documentation.
 Sof’ya Oskol’skaya of ILI-RAS for digitizing the old tape recordings, and Aleksandr Pevnov, also of ILI-RAS, for his support throughout the project.
 Peter Fröhlich of the Max Planck Institute for Evolutionary Anthropology in Leipzig, Germany, for digitizing the tape recordings featuring T.I. Nadeina.
 The Institute for Linguistic Studies, RAS, Saint Petersburg, for giving us the digitized tape recordings featuring A.P. Kazarov as well as the field notebooks of Ol’ga Konstantinova for inclusion in the archive.

Благодарности

Мы благодарны фонду «Программа по документации исчезающих языков» за финансовую и моральную поддержку нашей работы. Кроме того, мы хотим выразить благодарность следующим коллегам и научным институтам:
 Е. Ю. Калининой, Н. Р. Сумбатовой, В. Ю. Гусеву и С. Ю. Толдовой за негидальские материалы, которые они записали в 2005-2010 гг. Без их кропотливой работы в течение многочисленных экспедиций во Владимировку наш проект был бы значительно менее объемный и разносторонний, чем сейчас.
 Н. Я. Булатовой и В. В. Лебедевой за разрешение включить в наш проект записи А. П. Казарова, которые они сделали в 1990-х годах. Эти материалы являются особенно ценными, поскольку А. П. Казаров был одним из последних традиционных рассказчиков. Кроме этого, он единственный мужчина-рассказчик в нашем собрании материалов.
 С. А. Оскольской из Института Лингвистических Исследований РАН за оцифровку магнитофонных кассет, а также А. М. Певнову, также из Института Лингвистических Исследований РАН, за поддержку нашей работы на протяжении этого проекта.
 Петеру Фролиху из Института эволюционной антропологии им. Макса Планка в Лейпциге, Германия, за оцифровку кассет с записями Т. И. Надеиной.
 Институту Лингвистических Исследований РАН в Санкт-Петербурге за предоставление оцифрованных записей А. П. Казарова и полевых материалов Ольги Константиновой.

Acknowledgement of our work and citation

When citing resources from this deposit, please acknowledge Brigitte Pakendorf and Natalia Aralova as the principle investigators. The following citation form is recommended:
Pakendorf, Brigitte & Natalia Aralova. 2017. Documentation of Negidal, a nearly extinct Northern Tungusic language of the Lower Amur. London: SOAS, Endangered Languages Archive. https://elar.soas.ac.uk/Collection/MPI1041287. Accessed on DATE.
When referring to data from an entire bundle, the collection and bundle ID should be cited, e.g. Pakendorf & Aralova (2017, DIN_rite) if writing about Negidal taboos and traditions.
When individual examples are cited, please refer to the collection, the specific bundle ID, and the annotation number, e.g. (Pakendorf & Aralova 2017, TIN_Jelinjeksaia_Kusunkulmaji: 103). For this, please refer to the consecutively numbered annotations in the pdf-files.
If audio or visual material is used from this deposit (including photographs), the user is also required to acknowledge the individual speakers by name.

Цитирование

При цитировании материалов архива, пожалуйста, ссылайтесь на Бригитту Пакендорф и Наталию Аралову как на основных исследователей в этом проекте. Мы рекомендуем следующий формат:
Pakendorf, Brigitte & Natalia Aralova. 2017. Documentation of Negidal, a nearly extinct Northern Tungusic language of the Lower Amur. London: SOAS, Endangered Languages Archive. https://elar.soas.ac.uk/Collection/MPI1041287. Accessed on DATE.
Если Вы ссылаетесь на целый раздел архива, укажите архив и название этого раздела (bundle ID), например Pakendorf & Aralova (2017, DIN_rite), если Вы занимаетесь негидальскими запретами и традициями.
Если Вы ссылаетесь на отдельный пример, укажите архив, название раздела (bundle ID) и номер предложения, например Pakendorf & Aralova 2017, TIN_Jelinjeksaia_Kusunkulmaji: 103. Для ссылки на номер предложения, пожалуйста, используйте сквозную нумерацию в соответствующем файле PDF в этом разделе.
Если Вы используете аудио-, видео- или фотоматериалы из этого архива, укажите также имя диктора, который изображен на фотографии или был записан в этой сессии.

References

Cincius, Vera I. 1982. Negidal’skij jazyk. Issledovanija i materialy. [Negidal. Analysis and materials.] Leningrad: Nauka.
Khasanova, Marina M. & Aleksandr M. Pevnov. 2003. Mify i skazki negidal’cev. [Myths and tales of the Negidals]. Osaka: Endangered Languages of the Pacific Rim A2-024.
Myreeva, Anna N. 2004. Evenkijsko-russkij slovar’. [Evenki-Russian dictionary]. Novosibirsk: Nauka.
Pakendorf, Brigitte and Natalia Aralova. 2018. The endangered state of Negidal: a field report. Language Documentation and Conservation 12, 1-14. [view article]
Pakendorf, Brigitte and Natalia Aralova (eds). 2019. Ŋeːɣidal təːluŋəltin-dəː, ulgujiltin-daː, etkaltin-daː. Negidal’skie skazki, rasskazy i obyčai. [Negidal fairy tales, stories, and traditions]. Fürstenberg/Havel: Kulturstiftung Sibirien. [access book]
Starcev, Anatolij F. 2014a. Vvedenie [Introduction]. In Anatolij F. Starcev, Dmitrij V. Janchev & V.L. Larin (eds.), Istorija i kul’tura negidal’cev: istoriko-etnograficheskie ocherki [The history and culture of the Negidals: Historical and ethnographic sketches], 5–10. Vladivostok: Dal’nauka.

Powered by Preservica
© Copyright 2021